?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Коллам, маяк
keine_nickname

Едем автобусом в Коллам. Автобусы тут - отдельная история. Они огромны и суровы. Чем-то напоминают БТРы: метровый клиренс, прямоугольный корпус склепаный из листового железа, стекол нет (зачем они при таком-то климате?), есть жалюзи от дождя. Женщины заходят первыми, затем автобус штурмуют мужчины.



Сижу у окна, так и тянет высунуть наружу фотоаппарат и голову, но проносящиеся на расстоянии вытянутой руки встречные "БТРы" быстро отбивают охоту. К тому же, оказывается, это запрещено. На лодочной станции встречаем француза. Говорит, что пляж Коллама сплошь покрыт мусором, другое дело - Варкала. Едем моторикшей на городской пляж Коллама. На входе щит с "веселым роджером" сообщает о 33 погибших за 7 лет. Несмотря на жару, желание окунуться мигом проходит. Ширина пляжа метров 100-150. Маленькая Сахара. Повсюду лежит мусор и рыболовная снасть. Людей почти нет.



Красивая пара европейского вида фотографируется в пустом парке атракционов на фоне памятника Ганди. Индусы, присевшие, как бы между делом, неподалеку пристально рассматривают позирующую женщину. У кромки воды девушки школьницы щебечут стоя по щиколотку в воде. Мощные волны возникают из абсолютно спокойного моря, формируясь буквально в 2-3 метрах от берега – уж не знаю, почему так, наверное, в бухте глубоко. Серфить тут определенно не получится. Делать здесь больше нечего.

За волнорезом виднеется маяк. На часах 4, должно быть открыто. Берем рикшу и едем через рыбацкий квартал, тут я понимаю, что далеко не все индусы живут как мои хозяева. Вокруг маленькие, крыша чуть выше роста, обшарпанные домики с земляным полом. У входа группками, часто прямо на земле, сидят женщины и старики, тут же, у дороги, сидя справляет малую нужду маленький мальчик (индусы делают это сидя). В одном сарае, домом не могу это назвать, сколоченном из старых черных досок, сквозь дверной проем видно вполне приличный телевизор с большой диагональю. Рядом мамаша моет в тазике орущего негритенка с большим христианским крестом и массивной цепью на шее. Тут же соседи продают какую-то пищу. Для такого захолустья необычайно людно.

У маяка сидит мужчина и вносит данные посетителей в журнал. Обувь нужно оставить на входе: оптика не любит пыли. С 40-метровой высоты открывается замечательный вид на бухту, отделенную от океана массивным волнорезом. Рыбаки как раз собираются в море; лодки цепочкой уходят в море. Все побережье утопает в зелени: кокосовые пальмы и, пониже, бананы, за которыми совсем не видно домов. Вайшак говорит, что все эти, уходящие за горизонт, пальмы распределены между местными жителями. Делаем несколько фотографий жонглируя минералкой и реально опасаясь убить ею кого-нибудь внизу: наклонная плоскость обзорной площадки не позволяет поставить ее, а редкие перила не остановят покатившуюся бутылку; рюкзака мы с собою не взяли.





Когда смотритель выходит на площадку, делаю пару фоток внутри маяка. Оказывается, это запрещено. По солдатской традиции разрешения я спросил постфактум.





Путь обратно, от маяка до пляжа через трущобы преодолеваем пешком. Увидели джет-фрут - зеленый плод по цвету и размеру напоминающий тыкву, висящий на ничем не примечательном дереве метрах в 6 над дорогой. Если хрястнет – убьет. У пляжа сидит компания парней, человек 15, кричат что-то приветственное, кричу "хай" и поднимаю руку. Они довольны. Один поднимает руку и оттопыривает большой палец. Берем моторикшу, шофер завидев белого отказался сбросить цену. Вайшак долго торгуется, потом недовольно разводит руками "уан юро". Едем домой.