?

Log in

No account? Create an account
"Беркут" на углу Институтской и Ольгинской
keine_nickname
К вопросу о том куда стрелял "Беркут". Рассмотрим видео снятые с двух сторон от позиций "Беркута".
На первом из них видно как служители порядка стреляют перед собой.
Видна баррикада из КамАЗов и бетонных плит. Сзади стоит БТР.

Другое видео показывает это же место с противоположной стороны.
На нем видно ту же импровизированную баррикаду из самосвалов и бетонных плит, за которой стоит БТР. Видны и сами стрелки.
Перед ними находится баррикада протестующих. Сопоставив кадры становится ясно куда же "Беркутовцы" стреляют.

Тот же вид с гостиницы "Украина" без зума.

Вот вам, если хотите, вид с огневой позиции "Беркута" в сторону протестующих. Место возле дома по ул. Институтской 7.

Следы от пуль на здании гостиницы "Украина". Снято в месте обозначенном на верхнем фото кругом.

Из расследования комиссии Совета Европы: "Большинство демонстрантов погибших 20 февраля получили ранения из автоматов Калашникова калибра 7,62×39, который был у бойцов "Беркута".
В качестве дессерта видео снятое на ул. Институтской. Где, по утверждению Первого канала "с целью сокрытия улик хунтой были вырублены все деревья". На нем отлично видно как сами деревья, так и отметки от пуль в деревьях и прочих предметах. Автор специально показывает все предметы со всех сторон.

https://www.youtube.com/watch?v=cfwoeHbz4dU

Можете еще просмотрель следующий пост. Там речь идет о застреленных на другой стороне улицы. О том в какую сторону вмяты пулевые отверстия на их щитах и траекториях полёта пуль попавших в деревья. http://keine-nickname.livejournal.com/7779.html

Стрельба на Институтской
keine_nickname
Секунду назад пристрелили протестующего. В его щите появились два новых пулевых отверстия. По вмятинам четко видно с какой стороны стреляли. Оставлю читателю возможность составить самостоятельное мнение об этом. Упомяну только, что слева находится "Беркут", а справа - гостиница "Украина".

Рассмотрим видео более подробно. Четко видно следы от пуль с обеих сторон от тела. Слева на некотором расстоянии от щита мы видим облачко пара сконденсированного давлением подлетающей пули. Справа непосредственно из тела выходят вырванные пулей ткани погибшего.

На секунду позже.

А вот что рассказывало государственное телевидение. Следы от верхней и нижней пуль показаны крест-накрест. Диктор новостей анализируя это видео рассказывает лишь об одной пуле. Случайность? Не думаю! Два выстрела с разницей в доли секунды - это автоматическое оружие.

Пуля попадает в тонкое молодое деревце, и опилки из него вылетают со стороны выхода пули - со стороны гостиницы "Украина".

То же самое касается и знаменитого "выстрела со спины". На самом деле выстрела в дерево было ДВА. Первый выстрел прошил дерево с левой стороны. Если предположить, что стреляли со стороны камеры, с гостиницы "Украина", то пуля обязательно ранила бы людей стоящих за деревом. Чего не происходит.

Второй выстрел. Обратите внимание на вылетающие из дерева опилки. На стоп-кадре их видно плохо. На видео, в динамике - очень четко.

Может ли  АК-47 с 7.62х39 мм патоном пробить 30-см дерево? Вот вам ответ:

https://youtu.be/547BKysByqM?t=7m30s

Так кто стрелял?
На всякий случай предыдущий пост на эту тему: http://keine-nickname.livejournal.com/8163.html

Эльбрус и яблоки 2014. Часть вторая.
keine_nickname
Йоханнес остался в палатке фотографировать восход, а я с Филиппом и Олегом отправился на акклиматизацию к месту где несколько лет назад упал (и был разобран добровольцами) вертолет. Это площадка на 4800 м с дивным видом на восточные склоны Эльбруса.
Первый участок подъема к скалам Ленца преодолели за 3 часа. Причем Филипп, шедший первым в связке, хоть и шел медленно, но перерывов вообще не делал. В результате чего, в момент когда мы дошли к первой скале Ленца, я не верил, что смогу идти дальше. В тот момент мне вспомнилось, что еще с Верхнего Баксана на случай упадка сил при подъеме у меня припасены несколько яблок. Я где-то читал, что свежее яблоко хорошо помогает унять симптомы горной болезни ("горняшки"): тошноту, головную боль, упадок сил и т.п. В общем, не сильно веря в чудодейственные силы фрукта, я таки заставил себя съесть одно яблоко и проглотить таблетку ибупрофена. После чего мы, уже без веревки (а выше скал Ленца нет трещин), отправились вверх. О чудо, через 5 минут, я обогнал отдыхающего Филиппа и еще 3 часа протаптывал дорогу до 4800 м. Откуда только силы взялись? Неужто дело в яблоке? На площадке у вертолета мы провели в сладостной медитации около получаса, разглядывая разноцветные озера Джикаугенкеза. Олег рассказывал как он провел там целые сутки пытаясь выбраться из лабиринта ручьев.

CIMG0909
К полудню, когда мы спустились вниз, Йоханнес починил свою кошку при помощи "восьмерки" и репшнура. Я собирался взять ему у спасателей в прокат новые кошки. Но Йоханнесу неприменно хотелось перейти через седловину с рюкзаками в сторону Терскола, т.к. не хотелось делать обратный путь в Верхний Баксан. С прокатными кошками это было бы затруднительно. Такое упертое желание идти в гору в поломанных кошках не на шутку меня разозолило. В конце концов, мы все-таки договорились выйти на гору через день. Весь следующий день была великолепная погода, и мы загорали ;) Особенно мне приглянулся большой гладкий камень возле палатки, словно специально высеченный для СПА-салона.

CIMG0881

Жаркая погода сделала свое дело. В то время как в наши акклиматизационные выходы мы не заметили ни одной трещины на тропе к скалам Ленца, то на следующий день народ гуляющий под солнцем до скал Ленца (а некоторые ходили в одиночку, без связки!!!) "поймал" 3 закрытые трещины. Эти трещины мы и преодолевали на следущий день - в день нашего штурма вершины. Всего по словам спасателей трещин на леднике от 7 до 12. Знакомая многим (и мне в том числе) огромная "профессорская" трещина почему-то не была видна. Возможно она уже давно сползла с ледником вниз и исчезла у морены.
Надо сказать, что погода в ночь перед штурмом вершины оставляла желать лучшего. Как только я убрал репшнуровые растяжки палатки, так сразу поднялся сильный ветер. Этот самый ветер всю ночь теребил палатку. Однако небо оставалось ясным и звездным. Поэтому утром мы сложили палатку, накинули рюкзаки, связались в связку и вышли в сторону вершины в 1.30 ночи. По пути пришлось преодолеть 3 не очень большие трещины.

CIMG0896

Рассвет. Фото не передает великолепие этой картины.На близлежащих скалах установлены кресты. Небо насыщенного кроваво-мармеладного цвета. Очень сильный ветер срывает со склона мелкие частицы льда, которые кружась поземкой больно бъют по лицу. Все это сопровождается просто космической тишиной.

CIMG0899

CIMG0900

CIMG0809
C рассветом постепенно иссякает моя батарейка. Йоханнес начинает уходить вперед и ему приходится раз за разом ждать меня. Я ни на что не обращаю внимания и иду в темпе 30 маленьких шагов - остановка на 30 вздохов. Потом делаю привал с очередным яблоком. Это дает сил. Через полчаса поглащаю второе яблоко.

CIMG0902

Смотрю на GPS: 5000 м. Ой, и медленно набирается высота, я-то думал, мы уже где-то у седловины. Кажется прошла целая вечность, но на самом деле всего 8 утра. Нас обгоняют люди идущие налегке. Какой-то парень в ботинках без кошек бодро пролетает мимо нас, но потом резко сбавляет темп. Люди идут на Восточную вершину. Мы же сворачиваем на траверс в сторону Западной вершины. Вдруг откуда-то берутся силы. Йоханнес давно отстал. Теперь идти тяжелее ему. Я, к своему, удовольствию, отмечаю что не испытываю каких-либо симптомов горняшки. Явной тропы к седловине нет, но кто-то тут уже прошел. Кроме того есть координаты GPS. Следуя этим ориентирам, часа за 2 выходим на седловину, к красной хижине-убежищу RedFOx. Рядом видно жалкие остатки какой-то палатки. Видать на седловине иногда бывает жестко. Хотя сегодня тут не страшно. Такое ощущение, что здесь не опаснее, чем на катке у дома. Солнце, люди, снежок... )))
Погода хорошая, солнечно. Мы бросаем рюкзаки, отдыхаем минут 15, и устремляемся по крутой тропе на Западную вершину. Обычно ее покоряют с Юга. Мы вливаемся в число "южан" которые гуськом идут по узкой крутой тропе. Часть толпы спускается вниз. Слезаю с тропы на крутой снежны склон и зарубаюсь там ледорубом, чтобы пропустить эту странную компанию. Одеты так, будто собрались на Эверест или К-2, а идут как будто напились. Одного ведут на страховке как на поводке. Тут до меня доходит, что это иностранные клиенты. Видимо, организаторы не утруждают себя подготовкой и акклиматизацией клиентов, вот те и ходят как утки. Рядом со мной для перильной страховки вкручен ледобур. Один из организаторов перестегивает страховку клиентов с одной перильной веревки на другую. При этом ус страховки всего один, и "пьяный" клиент на несколько секунд остается на склоне вообще никак не застрахован. Спрашиваю, почему у них лишь один ус самостраховки. В ответ на это получаю короткую лекцию о том что я неправильно пользуюсь ледорубом. Затем "гид" начинает учить технике пользования ледорубом еще и подошедшего Йоханнеса. Все мои увещевания, что тот не понимает по-русски ни бельмеса ни к чему не приводят. "Гид" выхватывает у него ледоруб и начинает им трясти. Как раз в этот момент поднимается сильный порывистый ветер и толпа наконец спешит вниз. Ок, понял. С этими ребятами лучше вообще не общаться. Пусть лучше молча тащат свои "дрова" вниз.

Склон Западной вершины.

CIMG1003
Вид на Восточную вершину.

CIMG1005
На фото. Группа "туристов" уходит по тропе с седловины обратно на юг, к "бочкам".

CIMG1008
Через несколько минут выходим на "вершину".
Как всегда оказывается, что настоящая вершина где-то дальше. Топаем по тропе на пупырь с флажками.

CIMG0982

CIMG0922
CIMG0948
CIMG0991
CIMG0999
Затем убегаем с вершины вниз к рюкзакам, и прочь на юг. Через некоторое время догоняем коммерческую группу. Народ ложит клиента в сани и буксирует вниз снегоходом. Предлагают спустить нас вниз к скалам Пастухова (4100 м) "всего" за $100. Спасибо, обойдемся. Да и вообще, на "слышь" как-то не привык отвечать.

CIMG1009

elbrus_trek

Весь южный склон разбит ратраками, возящими туристов посмотреть на гору ("по цене билета на самолет"). Целые поля ледяного крошева, глубиной по колено. Идти почти невозможно. Тратим несколько часов времени чтобы спуститься к канатке. Канатка, естественно, уже закрыта. Спрашиваем как пройти к Поляне Азау, и с 19.00 до 23.00 выбираемся вниз до с 4000 м до 2800 м по дорогам для бульдозеров, ориентируясь, как по маякам, по подсвеченным опорам канатной дороги. Усилия оказываются не напрасны. Внизу нас ждет настоящее кавказское гостепреимство: горячий душ из родниковой воды, местное пиво, бесплатный айран, ужин и свяжая постель. Все благодаря тому, что в долине мы знакомимся с местым жителем, хозяином отеля. Он же на следующий день отвозит нас в Минводы. Звоним из отеля в КСС, сообщить что мы закончили свой маршрут, и с нами все в порядке. На этом горная часть отпуска закончена.

Эльбрус и яблоки 2014. Часть первая.
keine_nickname
Как-то кощунственно в такое время писать о походах. Тем не менее.

Итак. Сходив с Йоханнесом в безбашенный Монблан 2013, я сначала было зарекся идти с ним куда-то еще. Но потом поразмыслил, что в июле-августе на Эльбрусе не так уж и опасно, и довольно приятно. Кавказ вообще какой-то более теплый и солнечный по сравнению с Альпами.
По старой немецкой традиции билеты были забронированы за несколько месяцев до поездки.

Анекдот из реальной жизни про немецкое планирование отпуска.
Звоним в ноябре 2013 г, чтобы узнать можно ли забронировать пару номеров в каком-нибудь отеле на австрийском горнолыжном курорте на новогодние праздники. Пять попыток не увенчались успехом. Наконец, о счастье! - ответ положительный. Да, свободные номера есть. Да, свободны на новогодние праздники. Сколько вас? 10? Да не проблема! Ок... завтрак включен. Да, от подъемника недалеко. - Все отлично. Бронируем. - Вам на какой новый год, 2016 или 2017?...... *facepalm*


В общем, пока суть да дело к нашей поездке аккуратно начались известные кровавые события. Чтобы не нервировать себя, родственников и знакомых, я решил отложить поездку. Предложил компаньону вернуть все потраченные им деньги, но не тут-то было. Человек уже потратил много выходных на подготовку (бег, чтение литературы) и отказываться от поездки не захотел. Деньги тут не аргумент. Война для немцев это где-то далеко и неправда, а за несдержанное слово в немецкой среде можно сильно потерять в авторитете. Пришлось ехать.

В качестве награды за свое согласие ехать, выбил у Йоганнеса обещание идти на гору с Севера, а не с опасного и безлюдного (хоть и очень красивого) Запада. Более того, наученный горьким опытом, настоял на том, что вес рюкзака будет пропорционален весу несущего его тела. Соответственно, на этот раз нести на рюкзаке 4-килограммовую палатку - обязанность 90-килограммового немца. Изначально мы планировали пойти "налегке" - втроем с 20+ кг рюкзаками, однако третьего компаньона найти не удалось - придется опять воевать с 30-35 килограммами (из них 6-7 кг еды), с которыми бывает проблематично просто встать. Первые дни так и ходили по 15-20 минут, пока у дороги не появится камень (точнее два камня - под нас обоих) или кочка, на которую можно поставить рюкзак, не опуская его на землю, чтобы не тратить лишние силы на последующий подъем.

CIMG0410

Полет из Дюссельдорфа через Москву в Минводы ничем примечательным не отметился. Зато через каких-то 2 дня на 100 км западнее нашего маршрута ДНР-овцы сбили малайско-голланский Боинг, об этом мы услышим уже под самым Эльбрусом.
Дорога от Минвод до Терскола вдоль реки Баксан мне всегда очень нравилась изобилием зелени и крутых утесов. Кроме того, на некоторых участках трассы создается устойчивое впечатление, что бурные воды реки Баксан текут... снизу вверх. Т.е. наша машина спускается вдоль реки вниз по ущелью, а вода течет нам навстречу. Забавная иллюзия. Ну и для тех, кто не был на Кавказе, примечательны местные коровы - они оккупируют трассу, осуществляя местный "стоп-контроль". Особенно излюблены мосты через реку. Пара дюжин местных буренок лениво почивает на толстом слое ароматного навоза, покрывающего весь мост. Движущийся по коровьим ушам автотранспорт видимо предназначен для отгона мух.

CIMG0448


CIMG0503

Ну и вообще, я просто люблю эту дорогу ))

CIMG0563

Почти как в Крыму, блин...

CIMG0513

ЯЯйлы.. Только моря нет.

CIMG0528

Доехав до конеца трассы попадаем в Терскол. Отсюда можно краем глаза увидеть две белоснежные крутые башни-вершины Эльбруса. Впечатляет. Иду регистрироваться в МЧС. Маршрут Верхний Баксан - перевал Кыртыкауш - перевал Северный Каракайскиий - Поляна Эммануэля - хижина Олейникова (Северный  приют) - Восточная вершина Эльбруса. Обратно планируем идти по тому же маршруту. На все 2 недели, с 15 по 28 июля. Регистрация в МЧС ничего не стоит. Просят перезвонить до 28 числа, и сообщить о завершении маршрута, в противном случае по нашему маршруту пойдет поисковая группа. Возвращаемся на такси в Верхний Баксан откуда и начинаем наш путь.

Trek1

Братьев пастухов, с которыми мы ужинали в долине, и которые, под крики "Аллах Акбар" давали нам пострелять из ружья на День Независимости Украины 6 лет назад, уже нет. Вместо них какой-то перепуганный парень, едва ответивший на наши приветствия, а затем объезжавший нас 7-й дорогой, когда ему понадобилось куда-то поехать на лошади. Долина до Кыртыкауша по-прежнему сказочна.

CIMG0611
CIMG0643

На самом перевале за 6 прошедших лет наше каменное творчество "DJU" и "КИЕВ" не только сохранились, но и дополнились. Теперь "КИЕВ", стал "КИЇВ", а рядом появились надписи "ЛЬВ" и "ДНIПРОПЕТРОВСЬК". Мелочь, а приятно (фото не мое, у нас был туман с дождем).

киев

За 2,5 дня мы добрались до поляны Эммануэля (базовый лагерь Эльбруса с северной стороны). На поляне ныне коммерсанты соорудили подобие оград от пасущихся там коров, и за стоянку теперь берут по 200 р. Говорят, скоро начнется повальное строительство. Жаль, все загадят.

CIMG0687
Добрый спасатель Рома записал наши данные, номера телефонов, нарисовал как добираться до хижины Олейникова и пожелал удачи. На след. день мы поднялись еще на 1000 м (до 3500 м), и остановились на ночевку под мореной, опасаясь ухудшения погоды.

CIMG0730

Наконец, на 5-й день за 3 часа лазания по морене вдоль ледника мы добрались до штурмового лагеря. На Севере ныне не 1, а 3 или даже 4 различных точки где находятся вагончики МЧС-овцев.

CIMG0756
CIMG0758
Тут же дедушка литовец сидящий у вагончиков МЧС, и нервно ожидающий свою группу с восхождения, угостил нас своим постоянно горячим чайком. Разговорились. Спросил с какой части Украины. "Ах, с Киева? Ну тогда я не побоюсь сказать, что мы вас поддерживаем". Спасателей в вагончике не оказалось, но дедушка передал, что они не советуют селиться на верхней морене, а также ставить лагерь на скалах Ленца. Оттого, видимо, никого и не оказалось на верхней морене (3880 м), на которую мы отправились попив чаю. Только поставили палатку, как погода совсем испортилась. Посыпалась крупа. Пришлось каждые 5 минут отряхивать палатку. Через 2 часа все стихло. Как только распогодилось к нам пожаловал гость. Некто Филипп. Мы договорились пойти на следующее утро в одной связке на акклиматизацию к скалам Ленца.

CIMG0765
Утром оказалось, что у Йоханнеса сломана кошка... Вот не люблю я эти мягкие кошки, где все держится на полоске металла толщиной в 2 мм. Сколько уже раз слышал об их поломке? Мне по душе мощные ледолазные кошки. Пусть на них нет антиподлипа, но эта проблема легко решается банальной изолентой.

Прикол с нашего пребывания в Москве.
Йоханнес, указывая пальцем на матрешку: "хочу купить сестре какой-нибудь типично русский сувенир, например БАБУШКУ". Йоханнес, это не бабушка, а матрешка. Бабушку я тебе показу потом. Бабушка - это женщина в возрасте - самое злобное городское создание, альфа-хищник.
Спустя какое-то время едем в метро. Йоханнес запрыгивает на ленту эскалатора и остается с левой стороны. Спустя пару секунд на ленту бодро запрыгивает бабуля, подбегает к Йоханнесу, хватает его двумя руками под мышки и со всех сил толкает двухметровую детину в сторону: "Ты что не знаешь, что левая сторона для прохода?!!!". Йоганнес чуть не кричит и подпрыгивает на месте от неожиданности. С тех пор он все время оглядывался едя на эскалаторе и больше никогда не путал "бабушку" с "матрешкой".

Еще один прикол. Йоханнес меряет туфли в магазине. Мы потратили 2 дня, чтобы найти его 47-й размер. На этот раз он опять сомневается, не малы ли туфли которые он меряет. Над ним стоит продавщица и по-русски спрашивает: "Что, опять ма-а-алы?! То-о-о-чна?!!!" На что Йоханнес вдруг радостно отвечает: "Ja-ja! Deutsch!"

Монблан 2013
keine_nickname
Иногда, даже если очень хочется произвести впечатление на собеседника, лучше держать язык за зубами, чтобы потом не отвечать за свои обещания. Дело было на дне рождения шефа. Группа собралась в уютном ресторанчике возле яхтклуба на берегу местного озера. Я сидел рядом с Йоханнесом и рассказывал ему о том, как замечательно было ходить по горам Кавказа. На вопрос: "идем на Монблан?", было отвечено: "Да запросто!". В общем, в то время Монблан мне представлялся не бог весть какой горкой. Почти на километр ниже Эльбруса, особых технических сложностей вроде бы нет. В общем, сказал "идем" и забыл. Однако Йоханнес не забыл )) Через неделю мне было явлено 2 карты 1: 25000 и немецкая книга по основам альпинизма. Отнекиваться было уже поздно. Тем не менее, в силу своей сконцентрированности на работе, я отдал многие организационные вопросы на откуп Йоханнесу.
Вопрос со временем похода решался довольно просто и весьма неправильно. Мы планировали прийти чуть раньше сезона, чтобы можно было не толкаясь взойти на вершину и переночевать в хижинах не опасаясь, что там не найдется свободной койки (мы ничего не бронировали). Учитывая, что по нормальному пути за год восходит 30000 - 40000 человек, проблемы пробок на тропах казались весьма актуальными. В общем, июнь казался хорошим вариантом. Проблема была в том, что с 10 июня до конца июля нам давали студентов, поэтому надо было провернуть все в самом начале месяца. Иоханнес где-то вычитал, что трамвай начинает ходить 27 мая (очевидно, он перепутал с канатной дорогой к Агил ду Миди).- этот день и был выбран для старта. При этом мои ориентировки на Кавказский климат, очевидно, оказались неверными. Чем ближе приближался день Х, тем в большем шоке я пребывал просматривая прогноз погоды и веб-камеры. В то время как на Эльбрусе высота замерзания осадков колебалась в районе 4000 м, на Монблане дождь все еще превращался в снег ниже 2000 м. Следовательно, снег лежащей выше 2000 - 2500 м и не думал таять еще со времен зимы! Температура комфорта на вершине Эльбруса была порядка -16, а на Монблане -36 - -40...
Единственная ошибка, которую мы допустили при подготовке к восхождению - отстуствие гамашей. Ранее мне не приходилось иметь дело с таким количеством мокрого снега. Из-за этой глупости пришлось ходить целую неделю с насквозь мокрыми ногами. Ну и, пожалуй, необязательно было тащить с собой 30 килограммовые рюкзаки с едой, палаткой, 3-мя карематами и газом - можно было бы (правда, значительно дороже) ночевать в приютах.

*  *  *
До Сен-Жерве-ле-Бэн'а мы добрались без проблем. Выбежали на последний трамвай к Монблану и... прочитали на кассе, что трам ходит с 15 июня. Делать нечего. Собрали вещички и поперлись вверх. Где-то на полпути стал попадаться снег. Через сутки проваливаясь в снег по колени, добрались к предпоследней станции. Наши следы здесь первые - снег девственно чист. Далее дорога уходила вправо и вверх через прорезанный в горе карниз в сторону последней остановки - Nid d'iagle (орлиное гнездо, если кто не понял аналогии между французским и английским). Первый участок был наглухо засыпан спустившимся сверху снегом с углом в 45 градусов. Выше этого хозяйства виднелись свежие лавинные выносы.  Йоханнес рвался ударными темпами добежать до конца железки еще до темноты. Время 18.00. Пришлось его осаждать. Поставили палатку, переночевали.
На следующий день, после длительного перехода, мы спали и собирались аж до 13 часов. Пакуя вещи вытащили на всякий случай лавинную лопату. Я налегке пошел тропить дорогу. Потом вернулся и мы вместе отправились дальше. Как оказалось, некоторые столбы были повалены снегом и провода трамвая стелились в метре от снега. Пытаясь избежать контакта с ними ушел на край карниза и начал рыть канаву. Длилось это настолько долго, что у Йоханнеса лопнуло терпение и он обошел меня еще ниже по карнизу и ушел вперед. Местами дорога становилась настолько крутой, что идти можно было лишь боком, втыкая в заледеневший склон носки обуви и зарубаясь клювом ледоруба. Кое-где виднелись ложбинки по которым снег ранее перекатывался через дорогу. Застывшие лавинные речки и ручьи. В этих местах шли вплотную к скале, цепляясь клювом ледоруба за натянутую на нее сетку Рабица. Через 6 часов ходьбы по колени/пояс в мокром снегу мы уперлись в скалу. "Дорога" куда-то внезапно исчезала. Йоханнес стал искать туннель, о существовании которого я тогда и понятия не имел. Решив, что время позднее, приближается ночь, а для поиска туннеля, возможно, придется перелопатить 20-30 кубометров снега, я уговорил Йоганнеса бежать обратно в наш "базовый" лагерь. Мой компаньон не хотел этого делать, аргументируя тем, что снова играть в русскую рулетку на заснеженном карнизе хуже, чем переночевать в безопасном туннеле. Последним аргументом убедившим его, был план вернуться вниз и подниматься на гору со стороны канатной дороги. В разгаре нашей дискуссии откуда-то из долины донесся пушечный выстрел. Стало еще более неуютно. Мы стали строить предположения что бы это могло быть. Через полчаса обратной дороги прямо на наших следах лежала куча снега, местами высотой до 3 метров. Ниже карниза лавина слизала весь снег, оголив скалу и ушла в пропасть. В вверху под весом нескольких кубометров снега натянулась, словно бюстгальтер, сетка Рабица. Еще через полчаса слегка обалдевшие, но довольные мы были на месте нашей стоянки.
На следующий день мы решили искать другой путь, позволявший бы напрямую прийти к Tete Rousse, минуя вчерашний участок трамвайной дороги к Nid d'igle. Возле нашей палатки виднелся указатель Le Chemin des Rognes - тропа к хижине refuge des Rognes. Эта тропа обходит гору с противоположной стороны
chemin-rognes

Однако, дорога, летом пригодная для пенсионеров, в конце урочища оказалась крутым заснеженным склоном, который, к моему удивлению, пересекать не захотел даже Йоханнес.

Trappier Attempt 013

На долину спустился туман и мы провели около часа в размышлениях и в ожидании "окна". В конце концов туман рассеялся и у нас вызрела еще более идиотская идея: перемахнуть через седловину хребта (справа сверху на фото), что мы и предприняли. Снизу она не казалась крутой. . Подходя к скальному выступу справа мы наткнулись на язык плотного снега, возвышающийся над окружающим на полметра. Сообразив, что это лавинный вынос, быстро перелезли на скалу. Поднявшись по ней на 20 метров, я сказал, что дальше не полезу поскольку вычищая стенку от снега, я заметил, что на срезе возвышающейся надо мной снежной доски отчетливо видно чередующиеся слои льда и снега. Стоит одному из этих слоев покатиться на меня, и я, пожалуй, не удержусь и полечу вниз.. Мне удалось убедить Йоханнеса, что мы ошиблись с направлением и нам надо спуститься вниз и начать все сначала. Через несколько минут мы спустились со скалы и я помчался вниз в долину от подальше от крутых скал. Йоханнес с трудом догнал меня, упрекая, что я убежал слишком далеко. Еще полчаса мы ждали пока уйдет туман. После чего мой напарник, не дождавшись от меня прилива оптимизма, направился вверх к скале. В этот момент солнце разогрело снег и то справа, то слева весело прыгая по камням стали спускаться небольшие лавинки. Мы ускорились и снова залезли на каменный язык, намереваясь траверснуть его справа-налево и выйти в ложбинку, ведущую к седловине. В этот момент и сплава, и слева послышалось глухое У-у-ух!!! Мы тут же решили возвращаться назад. Спустившийся на снег Йоханнес перепуганно спросил куда ему идти дальше - наши следы пятиминутной давности скрыла лавина...
P5310082
Мы решили, что с рюкзаками такой путь нам не под силу, и что такой риск глуп и неоправдан, поэтому вернулись к варианту с Nid d'igle.
В этот вечер к нашему лагерю пришла группа из 6 поляков. Они поднялись из долины не имея ни палаток, ни газа, ни еды, тщетно попытались открыть бетонное здание станции и, пообщавшись с нами, убежали вниз на ночевку пообещав идти к Nid d'igle послезавтра. Мы сказали им что уходим туда утром. Однако и ночью и утром был шторм, и мы отложили выход еще на день. Через день, подорвавшись в 5 часов утра мы побежали к Nid d'igle. Нарвавшись на очередной лавинный вынос, я предложил Йоханнесу пойти вперед, ожидая, что тот откажется, и мы повернем назад. Не тут то было. В общем, дорога до туннеля по следам 2-х дневной давности заняла у нас 2 часа вместо предыдущих 6... На этот раз (по фотографии из интернета) мы знали вполне определенно где находится туннель. Откопать его оказалось вопросом 10 минут. Столько же ушло, чтобы распаковать вещи и протиснуть в выкопанное отверстие. В самом туннеле рельсы оказались залиты льдом. Мы взяли часть вещей и отправились вверх. Потом вернулись. При этом Йоханнес уселся между рельсами и с гиканьем устремился вниз, подпрыгивая на льду, и торчащих из него камнях, и судорожно пытаясь уцепиться хоть за что-нибудь и таки остановиться. Чудесным образом такое легкомыслие не отразилось на его штанах и мягких тканях... Выход из туннеля откапывать не пришлось, т.к. дырка в снегу оказалась достаточно широкой.
Домик станции "Орлиного гнезда" был закрыт и мы устремились вверх в сторону Tete Rousse. Здесь имелись следы ски-туриста. Однако на полпути счастливый обладатель лыж устремился вниз, оставив нас самостоятельно тропить дорогу вверх. К вечеру мы добрались до развилки между Rognes и Tete Rousse. У Йоханнесса как всегда оставались лишние силы и его тянуло вверх на хребет к Tete Rousse, но в этот момент спустился густой туман и нам пришлось по азимуту идти туда где ближе - к refuge des Rognes. Мы обустроились в дальней комнате этого каменного сарая, развесили носки, поужинали, и даже успели пожалеть, что мы одни в этом холодном здании, затерянном где-то в вечернем тумане. На наши молитвы кто-то начал ломиться в дверь. На пороге появились поляки, за ними пришло двое американцев лет 45-50. Все они были пришли в густом тумане по нашим следам, и были несказанно рады ночлегу в хижине. Пополнение отправилось спать на чердак, попутно попросив нас не пользоваться горелкой, т.к. "пропан очень ядовитый газ".
Утром следующего дня группа поляков ушла на полчаса раньше остальных. За ними пошли американцы. Мы вышли следом. Поляки налегке бодро ушли вверх по крутой заснеженной морене и исчезли вдали. Американцы же, преодолев первый крутой подъем вдруг развернулись перед вторым и пошли обратно.
- Вы куда?
- We r going down. Too steep, Too dangerous.
- А где поляки?
- They were too brave.
Американцы решили больше не испытывать судьбу лазанием по заснеженным камням, а спуститься вниз по ледяному склону, зарубаясь кошками и ледорубом.
P6030150
Этот же путь вниз мы проделаем через 3 дня, а сейчас нам предстояло преодолеть лазанием участок напугавший двух заокеанских ребят. Не без проблем Йоханнес преодолел его. Я же просто повис в неопределенности. Впервые за все мое пребывание за границей я начинаю ругаться вслух русским матом. Опираться на рыхлый мокрый снег на крутом склоне нет никакого желания. К тому же не видно на чем же этот снег покоится. Расчищая снег обнаруживаю, что он лежит на трех(!) живых камнях, каждый величиной с арбуз или микроволновку и каждый висит надо мной. В результате расчищаю еще одну "тропу" сбоку от основной и лезу вверх. Вообще, следы поляков как-то мне не очень подходят. То ли у них длиннее ноги и руки (дык вроде не сильно-то и высокие ребята), то ли когда я пытаюсь задрать ноги повыше, меня слишком сильно тянет назад 30-килограммовый рюкзак. В общем, с лазанием дело дрянь.  У Йоханнеса (с таким же рюкзаком) дело идет лучше.
Спустя 4 часа поднимаемся к Tete Rousse. Поляки бросили свои вещи в приюте и уже тропят серпантин к Гранд Кулуару. Мы распаковываем нашу снарягу, вяжем усы самостраховки и ввязываемся в связку. Гран Кулуар нереально, как зеркало, отражает солнечный свет - кажется от покрыт серебром. Фотоаппарат выдает "слишком много света". Мы смотрим на этот нереальный 600-метровый (высота двух Эйфелевых башен) склон, и мне попытка его пройти кажется невозможной и безумной. Йоханнес как всегда рвется вперед. Вероятно он переоценивает мои знания в альпинизме и свои собственные физические возможности. Ладно, хочешь поиграть в альпинистов, пусть так и будет. Думаю, мы дойдем до Гран Кулуара и на этом энтузиазм закончится. Тем более, что поляки за час продвинулись всего на каких-то 100 метров. По дороге к Гран Кулуару минуем здание приюта-гостиницы Tete Rousse. Оттуда выбегает рыжая хвостатая бестия. Классный пес! Длинношерстный Firefox c радостью бежит к нам и хватает за что ни поподя. Хочу его погладить и тут моя рука оказывается в его пасти. Следующие 2 минуты уходят на то, чтобы достать пальцы из сжавшегося мохнатого капкана. Но зубам покой не нужен, теперь собака висит на палке для ходьбы. С горем пополам волочу палку с собакой за собой. Следующей жертвой будет канат страховки. Пес ухватил его зубами и дергает то вправо, то влево. Наш цирк медленно приближается к Гран Кулуару, и когда мы его уже почти достигли из гостиницы раздается голос работника. Лысый, загорелый, крепко сбитый француз хватился собаки и бежит к нам. Впрочем, пес уже играется со хвостом и делает вид, что не понимает крепкого французского языка.
CIMG5244
Гран Кулуар, это самое опасное место по пути на вершину, мы без проблем преодолеваем поодиночке. Нет смысла описывать дальнейшее лазание по снежно-каменному склону с уклоном в 45-50 градусов. Лазание было очень похоже на вышеописанное для подхода к Tete Rousse. Часа в 4 дня по Гран Кулуару, в 30-40 метрах слева от нас, сходит первая лавина. Снежная река глубиной где-то в метр, и шириной метров 10 несется вниз как поезд. В нескольких местах на пути оказываются большие валуны или неровности и все это хозяйство весело взмывает вверх метра на три. Самое удивительное, что за первой лавиной следует еще одна, потом еще... всего около 15 штук за один вечер, по одному и тому же маршруту. Чуть позже подобная картина наблюдается справа от нас. В общем, надо лезть по каменной гряде, не откланяясь в стороны, иначе можно нажить неприятности. Йоханнес уходит вперед, через какое-то время слышно его крик и сверху прилетает булыжник размером с микроволновку. Я молча провожаю его взглядом.
- Alles klar?
- Jawohl.
Солнце жарит прямо за затылком и отражаясь в снежной стене прожигает темные очки. Пот течет на глаза и разъедает их. Иногда останавливаюсь, опираюсь на рюкзак (снять и положить его боюсь - улетит вниз) закрываю глаза и глотаю снег. Потом открываю глаза и думаю: "Неужели мне это не снится? Неужели я и вправду здесь?". Иногда мысли уходят куда-то далеко и возникающие мечты и сны кажутся реальнее окружающей действительности. Мозг отказывается верить в реальность происходящего. Спустя всего 2 недели почти не могу вспомнить деталей этого 12-часового подъема (говорят, без рюкзака и летом его ходят за 2 часа...). Есть большое желание заснять хоть одну из лавин. Но, по закону подлости, они спускаются лишь когда фотоаппарат выключен и спрятан. Замечаю, что Солнце жарит уже не так сильно. Снимаю очки и лезу без них. Вечереет, а конца и края не видно. Сверху слышен какой-то шум. Неужели меня зовут? Стою, слушаю. Ничего не разобрать. Может крикнуть в ответ? Нет, вдруг подумают, что у меня какие-то проблемы. Через какое-то время вижу Йоханнеса, он кричит мое имя. Кричу в ответ, что все хорошо. У Йоханнеса истерика: "Блин! Я уже спасателям позвонил. Уже вертолет должен был вылетать. Я думал, ты там где справа по кулуару лавина сошла... Я звоню обратно! Отбой!". - "Йоханнес, твою бабушку, я тебя ни о чем не просил. Нефиг было убегать от меня. Я не могу лезть быстрее". Через некоторое время добираемся до стального троса и лезем с самостраховкой. Одновременно становится совсем темно. Я на исходе, мои шелковые внутренние перчатки примерзают к тросу и рвутся. Стараюсь не хватать трос голыми руками. Слава богу у Йоханнеса есть еще пара перчаток, мои вторые где-то глубоко в рюкзаке. В час ночи мы приходим в приют refuge du Gouter. Варим ужин снаружи. Внутри нельзя пользоваться газовой горелкой. Дожидаемся пробуждения поляков (они пришли в приют в 19.00 и уходят на штурм уже в 03.00) и идем спать. 17-ти часовой спурт наконец-то окончен.
Спим весь день. В полдень выбираемся наружу и обедаем. Йоханнес признается, что вернуться вертолетом - неплохая идея. Понимаю, меня засмеют, но таки спрашиваю у местного "завхоза-повора-спасателя" есть ли варианты спуска вертолетом. Загорелый, подтянутый бородач осматривает меня оценивающе и улыбаясь говорит, что таких вариантов нет.
После полудня приходят поляки. Такое ощущение, что они только что после марафона. Они садятся на кровати и молча переводят дыхание. На вершину у них ушло 15 часов. Они тропили дорогу в темноте и тумане по GPS. Не имея должной акклитматизации они постоянно останавливались из-за проблем с самочувствием, по той же причине на обратном пути им пришлось отсиживаться в refuge du Vallot.
- Трудно было..
- Так, трудно... та мы здолалы.
Мы подрываемся в час ночи и собираемся на штурм вершины. Один из поляков выходит на свежий воздух чтобы поблевать. Я вяжу связку и добрых полчаса жду Йоханнеса на гребне за хижиной. Восхождение проходит без проблем. Обычно на него уходит 7 часов - 5 туда и 2 обратно. В нашем случае было 6 туда и 4 обратно. В любом случае, лучше, чем у поляков ))) Больших проблем с горняшкой у нас не возникло. Единственный жирный минус - я не подобрал лямки рюкзака и, прежде чем въехать в суть проблемы, при спуске пару раз наступал на них кошками, что заставило меня кувыркаться на, слава богу, не особо крутом склоне.
Изможденные, но довольные, мы вернулись в хижину. Тут полно народу, какое-то полупраздничное застолье. И откуда все только взялись? Уж явно не по нашему пути пришли! Я затариваюсь апельсиновым соком и заваливаюсь спать. Через полчаса меня будит разгневанный Йоханнес: "Блин! Я жду тебя! Мы договаривались, что сегодня спустимся к Nid d'igle!". Твою бабушку, Йоханнес! Беру рюкзак, вяжу самостраховку и перемахиваю через перила. В след слышу женское: "Au revoir!". Долезаю вниз до конца стального троса и вижу поляков, Они спустились со страховкой, но не могут выдернуть веревку из станции. Добрых полчаса сидим над ними и ждем когда они наконец-то полезут вниз. Я пытаюсь обойти их справа и попадаю в ловушку. Камни заканчиваются, и подо мной очень крутой кулуар (наверное по нему позавчера ходили лавины). Вправо, влево и вниз пути нет. С трудом выбираюсь обратно. На этот раз Йоханнес ждет меня. После полудня добираемся до Гран Кулуара. Ноги уже заплетаются. Поляки только что пересекли Кулуар. Лавин сегодня, почему-то, нет. Тем не менее каждый шорох приводит в трепет. На кошки налипает снег и я оступаюсь посреди Гран Кулуара. Тааак.... Самозадержание.. Ледоруб проскакивает по каше где-то метр и я останавливаюсь. Пытаюсь встать на ноги и снова еду. Опять самозадержание. Ура! Стою! Стою! Ш-ш-шш... Что за шум? Поднимаю голову вверх, туда, где всего на 50 метров выше меня стена Гран Кулуара утопает в кромешном тумане. Неужели лавина? Да нет, это лишь глюки. Это всего лишь мое собственное дыхание. Смешно, но смеяться я буду лишь на той стороне. Чапаю дальше вслушиваясь с подозрением в собственное дыхание и шум шагов. Фуух! Кулуар позади! Через 5 минут той же дорогой приходит Йоханнес: "Я думал ты уже всё" - "Да нет, хотел тебе показать что такое самозадержание..." %) Ночуем в палатке на одном из холмов. После 17-часов на ногах нахожу в себе силы выкопать место для палатки. До отвала жрем последнюю хавку. Ешь-нехочу!
Дальше, в общем, нечего рассказывать. На следующий день мы добежали до Сен-Жервен-ле-Бен'а и уехали в Женеву. По пути пересекли французско-швейцарскую границу. В подземном переходе между двумя железнодорожными платформами бравые пограничники потрошили чемоданы пассажиров. Увидев нас они лишь молча кивнули головой "проходи". Из-за раннего вылета мы не стали ночевать в хостеле, а устроились в аэропорту. Я просидел в кресле всю ночь, не уснув. Йоханнес просто лег плашмя на мраморный пол, подстелив каремат и отрубился. Ночью приходила полиция, проверяла документы. Уже сидя в самолете мы с Йоханнесом пришли к заключению, что ни ему, ни мне никогда прежде не было так страшно как в этот отпуск )))

Эльбрус 2008
keine_nickname
Идея взойти на Эльбрус возникла у нас всего за 2 месяца перед отпуском. Спешное гугленье выдало предложение от одного известного альпклуба: восхождение под руководством двух альпинистов международного класса. К слову, само восхождение было организовано превосходно. Однако, после него я зарекся ходить в коммерческие восхождения - убежден, что никакие, даже самые опытные, инструкторы не уберегут своих подопечных если в горах случится что-то нехорошее. Горы - место, где каждый, в первую очередь, должен расчитывать именно на свои силы и знания. Без предварительной подготовки (физическая, умение вязать узлы и т.п.) там делать нечего.

Так вот. Не буду описывать первые несколько дней акклиматизации и подхода к базовому лагерю с северной стороны Эльбруса. Остановлюсь на том, что за день до подъема к штурмовому лагерю я пробил ногу, пытаясь подойти к водопаду и потерял некоторое количество крови. Спасатели наложили пластырь, перебинтовали ногу и сказали, что на восхождение идти не стоит. Тем не менее, идти очень хотелось, да и инструктор не возражал. На следующий день при помощи палок и одной ноги допрыгал по камням до штурмового лагеря на 3800. Через пару дней сделали пробный выход к скалам Ленца, где-то на 4400-4500. Шлось замечательно, до скал дошли первыми, назад летелось как на крыльях. Признаков горняшки не обнаружилось. В этот день я решил, что альпинизм - это у меня в крови. Святая наивность ))))
За день до восхождения инструктор показывал как вязать узлы. Я, как настоящий салага, полагал, что это какая-то сверхсложная задача и даже не особо вникал в это: зачем, ведь есть же инструктор, который все завяжет и все покажет! )))) На самом деле, перед выездом мы усиленно учили вязание узлов по информации из интернета. Но это дело быстро забылось. Это не удивительно, учитывая что ровно год спустя в Безенгах один из 2-разрядников просил меня рассказать как вяжется булинь, т.к. за год он успел позабыть )))
В бодром настроении готовились к восхождению. К сожалению, у двоих моих приятелей, объевшихся орехами, случился приступ метеоризма, сопровождаемый безудержным весельем. Удары по черепу не оказали целительного воздействия, и перед выходом так и не удалось поспать. Подъем планировался на 2 часа. Где-то около часа ночи пошел град и мои сопалаточники наконец-то перестали безостановочно ржать. Только я начал засыпать, удовлетворенно решив, что в такую погоду восхождение не состоится, как был объявлен всеобщий подъем. Выход был назначен на 40 минут раньше, т.к. град мог засыпать профессорскую трещину, и ее поиски в темноте могли затянуться на неопределенное время. Спешно нахлобучив на себя одежду выходим в абсолютно черное пространство. Темно как в космосе, или в пещере, лишь налобные фонари режут глаз неестественно холодным светом. Под ногами слой в 3-5 см из круглых градинок. Вышли. Оделись, построились. Оказывается кто-то из москвичей впопыхах забыл взять кошки. Мы уходим, один из инструкторов остается с ним, они нагоняют нас через минут 20. Вскоре находим трещину. Преодалевать ее будем в связках по 5 человек. И вот тут начинается самое интересное для меня. Я посередине связки. Из узлов умею вязать булинь, а вот срединных узлов я тогда еще не знал, так же как слабо представлял себе предназначение многих из них. Признаться в этом стыдно, да и некому - у инструктора почти два десятка клиентов, среди которых есть женщины, поэтому где-то сзади в темноте он разбирается с ними, а нам приказано идти дальше. В темноте обматываюсь веревкой вокруг пояса и становлюсь на край трещины. Со слов опытных товарищей в ней до 7 метров ширины и неизвестной глубины, сверху она прикрыта карнизами с.. обеих сторон, расстояние между которыми около метра. Трещина называется профессорской потому, что там когда-то пропал некий профессор. Сгибаю ноги, пытаясь перепрыгнуть на другую сторону, в этот момент карниз подо мною обламывается и я ухожу туда по пояс. Ложусь на живот и выползаю наружу опираясь на ледоруб и палку. Через несколько минут выясняется, что трещину мы преодолели в стороне от общей тропы, поэтому нам необходимо вернуться обратно. Идем вниз, опять преодолеваем трещину, опять проваливаюсь туда, не будучи нормально ввязанным в связку, опять вылезаю оттуда. Третий раз преодолеваем трещину уже там где надо, уже без проблем, и начнаем подниматься к скалам Ленца. В абсолютной темноте под ногами играют светом фонаря дясятки тысяч бриллиантов, в абсолютной тишине раздается громкий хруст льдинок. Космос. Я иду вторым, распираемый от гордости. Передо мной человек бывавший на Эльбрусе 9 раз. Он держит высокий темп, я стараюсь не отставать. Где-то между трещиной и скалами Ленца есть небольшой плоский камень у которого мы отдыхали при нашем пробном восхождении. Вот он все ближе и ближе, мысленно уже сижу на нем и пью чай с лимоном. Однако мой ведущий идет дальше, не обращая на него внимания. Гордость не дает мне свернуть с дороги к камню, и я иду за моим опытным товарищем. К скалам Ленца приходим первыми. Остальная группа сильно растянулась, сверху они выглядят как дорожка из сверкающих бриллиантов. Минут через 20 они доходят до нас. Еще минут через 10 они идут дальше. У меня же настроение идти дальше куда-то исчезло, мне надо еще минут 10 отдыха, я не отдышался после своего глупого спринта. Продолжаем идти. Через какое-то время чувствую, что кто-то с непонятной целью одел мне на голову кастрюлю. Это происходит довольно резко и неожиданно. Голоса окружающих звучат как в зажеванной магнитофонной ленте (тем кто не жил во времена магнитофонной ленты, можно представить, что голоса звучат так, будто на голову одели колокол). Светает. Кто-то указывает мне на линию красного рассвета. На такой высоте он смотрится по-другому, виден весь слой атмосферы - между черной землей и ярко черно-синим небом видно горящий алый слой мармелада. Однако любоваться этим зрелищем нет ни сил, ни желания. Тошнит, оставляю на снегу желтый круг желчи, чтобы другие не увидели его, засыпаю слоем льда. Начинаем идти меряя по 50 шагов до минутного привала. Затем 30 шагов... Впереди идущие не соблюдают этот темп. Очевидно, у них больше сил, и они идут без остановки. Приходится идти за ними. Вскоре впередиидущие отгребают от руководителя, мол, загоните всех. Через некоторое время, руководитель спрашивает все ли чувствуют себя хорошо. Признаюсь в симптомах горняшки. Череп сдавлен, тошнота, слуховые галлюцинации. Мне дают таблетки витамина С, сладкого чая (выходит назад), и регидрона (смесь солей, для того, чтобы сделать из дистиллированной воды питьевую). Инструктор делает мне массаж шеи, кровь пошла к мозгу, чувствую себя лучше. Следующие минут 10-20 иду бодрячком, обганяя тех, кто медленнее. Однако, постепенно батарейка у кролика садится и я снова замедляю свой шаг в лучших традициях геометрической регрессии. Последней каплей становится момент, когда большая часть нашей компании сидела на привале, пила чай ела изюм, а я стоял в 6-7 метрах от них и не мог преодолеть эти поганые метры. Набрать 1-2 метра по высоте оказалось непосильной задачей. После каждого шага я чувствал, что в груди по ребрам у меня скребется Эдвард Руки-Ножницы. Пальцы посинели, наверное сердечная недостаточность. При этом было чувство, что мышцы не устали - в тот момент я мог бы с легкостью пробежать стометровку менее чем за 13 секунд. Однако больше бы я никогда не поднялся. Постепенно отставшие обогнали меня, стоящего в метре-двух от группы, и все собрались дальше. Оценив обстановку, я решил, что с вершины меня придется нести. Т.к. мы имели 2 инструкторов на полтора десятка человек, я решил идти вниз в одиночку. Если бы со мной пошел один из инструкторов, остальные 15 человек остались бы с одним инструктором. Мне было разрешено идти вниз. "Мы тебя проводим взглядом, а внизу тебя встретят". Вниз я не шел, вниз я бежал. Спустившись на 20-30 метров я удивился легкости своих движений. Развернулся и решил вернуться. Не тут то было. Опять я сделал шаг и стоял минуту отдыхал перед следующим. Нет, так не пойдет. Надо вниз.
Эльбрус не совсем ровный, он слегка выпуклый, и когда смотришь сверху не всегда можно увидеть подножие горы. Таким образом, сориентироваться не всегда просто. Огибая одну из из скал Ленца, я выбрал неверное направление, взяв слишком круто на Восток. Пробежав метров 200-300 я вдруг понял, что тропа ведет в сторону большого ледяного озера. Если туда спуститься, то совершенно непонятно как возвращаться к лагерю. Это многие и многие километры по непонятной местности. Поэтому я стал подниматься обратно по своим следам. Через 3-4 шага я понял, что это почти невозможно. У меня по-прежнему не было сил идти вверх. Оставался единственный выход - траверсовать на северо-запад до "нашей" тропы. Благо, это недалеко: метров 400-500. Путь оказался легким, не считая моих постоянных опасений провалиться в трещину. Довольно забавное ощущение, когда идешь в одиночку по совершенно девственному леднику, и понимаешь, что если ты вдруг "поймаешь" закрытую трещину, то никто никогда тебя там не найдет. В самом деле, кто может предположить, что я нахожусь именно тут? Вполне возможно, что опасения были глупыми, я до сих пор не знаю есть ли в том месте какие-либо трещины. В общем, добравшись до тропы я устремился дальше вниз. Время уже было обеднее и солнце подтопило фирн, который налипал на кошки большими кусками. Еще 20-30 минут спуска и вот я опять у профессорской трещины.


Та самая трещина, фото не мое.

С обеих сторон ввинчены ледобуры, на котрых закреплена страховка. Не проверяя страховку, и даже не встегиваясь в нее, перепрыгиваю трещину, держа веревку в руке. Это была моя четвертая попытка преодолеть трещину, и первая когда я в нее не провалился. Спустя 15 минут я уже в палатке, сил хватает на то, чтобы разуться. Полтора-два часа сна приводят меня в относительный порядок. К моменту когда я проснулся начинают приходить первые восходители из нашей группы. Один из инструкторов спустился первым и, проверив страховку у трещины, переводит "клиентов" по одному. Оказалось, что солнце растопило весь лед возле ледобура, и он просто лежал в углублении заполненным водой. Получается, что в случае срыва страховка никак не помогла бы мне. Веревка с ледобуром ушла бы вниз вслед за мной. Таким образом, за один день я четырежды пересек эту трещину фактически без какой бы то ни было страховки. Трижды обмотанный веревкой по поясу, однажды держа веревку в руке. (начисто вылетело с головы, встегивал ли я все-таки карабин на поясе? В любом случае, четвертый раз это бы мне все равно не помогло). Винить в таком идиотизме могу только себя.

После такого "восхождения" у меня надолго осталось довольно неприятное послевкусие, которое было решено забить более вкусным блюдом под названием "альплагерь Безенги". Что, к слову, удалось осуществить через год, в 2009. От альплагеря в Безенги у меня остались самые лучшие впечатления, как от гор, так и от людей, с которыми мне посчастливилось провести те прекрасные дни. Там действительно учили альпинизму. Но это уже другая история.

Как я там оказалсо
keine_nickname
Несколько месяцев назад мой индийский сотрудник-друг засобирался к себе домой в отпуск, и грешным делом пригласил меня с собой. Взвесив за и против, я согласился. Вряд ли когда-нибудь у меня еще появится возможность исколесить почти всю Индию по себестоимости. Кроме того, иметь проводника-друга, со знанием местной специфики и местных языков (официальных - хинди и английского, а также местных - малаялам и тамил) - дорогого стоит. Не в последнюю очередь просто хотелось вырваться из дождливой зимней Германии к тропическому солнцу и океану ;) Изначально отпуск не планировался быть таким длинным (26 дней), но в конце концов сроки пребывания были определены наличием дешевых билетов на конкретные даты. Мы планировали провести неделю - две на Юге Индии, дома у моего товарища. После чего собирались на Север. Никто из семьи индуса не бывал севернее Бангалура, так что эта поездка была интересна не только мне. Посовещавшись и потратив несколько дней на изучение туристических форумов, решили посетить Дели и Агру с их Фортами и Тадж-Махалом, а также заехать в Раджастан, известный своими потрясающими крепостями.
По идее, Индия очень разная. Настолько разная, что могла бы быть несколькими отдельными государствами. В то же время, Пакистан и Бангладеш отличаются от некоторых частей Индии, меньше, чем разные индийские штаты друг от друга. Собственно, до 1947 года Британская Индия включала в себя все эти страны. Разделение между Пакистаном и Индией проходит в религиозной плоскости: во всех штатах Индии господствующая религия - индуизм. В Пакистане - ислам. Соответственно, в Индии умерших сжигают (один знакомый индус, глядя как в микроволновке взрывается яйцо, заявил: "прямо как голова при сжигании", - что ввергло меня в шок. На самом деле умерших перед сжиганием пеленают как мумию и ничего примечательного и ужасного в самом процессе нет. Впрочем, ехать в Варанаси и смотреть на эту процедуру мой друг не захотел). В Пакистане же умерших хоронят. Ой, да че это я об умерших? :) В прочем, в Индии есть много христиан и буддистов, а число мусульман даже больше, чем в самом Пакистане (в абсолютном количестве), и все эти религии мирно сосуществуют.



Начитался в инете страшных отзывов про тропические болезни, паразитов, змей, антисанитарию, перманентную диарею у туристов и прочее, и уже начал волноваться. Однако, пообщавшись с людьми бывшими недавно в Индии, я успокоился. Ценным советом оказалось купить дешевых футболок и влажных салфеток. Первые дни еще боялся трогать, скажем, поручни и ручки в общественных зданиях и автобусах. Потом эта дурь прошла ;) Говорят, раньше в Индии действительно было опасно, но сейчас это в прошлом.
По идее надо было сделать прививки от 4-х болезней и взять с собой таблетки от малярии. Впрочем, на все это времени у меня как всегда не нашлось. Нашлось время только для двух ночных поездок за визой во Франкфурт, в индийское консульство. Получить визу не составило труда - стоит это удовольствие 80 евро.
Полет с Etihad - сплошное удовольствие. Сиди себе, пялься в монитор, смотри фильмы на любом языке, слушай музыку.

День первый, или Как живут в Керале
keine_nickname

Прилетели в 04.30 по местному времени. Аэропорт на удивление современный и чистый. Сразу вспомнился наш старый терминал в Борисполе. Несмотря на позднее время, на выходе толпа встречающих. Тут же отец Вайшака. „Намастэ!“. Едем в индийском аналоге "дачии-рено". За окном +20. Национальная трасса состоит из 2 полос. Освещения нет. То тут, то там ее пересекают велосипедисты без отражателей. По обе стороны дороги нескончаемые лавочки, торгующие чем попало. В  Много мелких, по индийским меркам, поселков расположены вдоль этого хайвея, образуя как бы единый населенный пункт. Спутники спрашивают как мне дорога. Ну что ж, покрытие среднерусской паршивости, ехать можно, но трафик слишком интенсивный. Постоянно разъезжаемся втроем на двух полосах из-за того, что кто-то не закончил обгон, при этом приходится нырять на обочину, выискивая место меж пешеходов (а тротуаров нет) и двухколесных друзей. Все вокруг постоянно сигналят, из-за чего непонятно, на самом деле опасно или это своеобразный индийский чат. Говорю, что горячее индийской кухни только индийский трафик.

Ныряем в какой-то переулок. Приехали. Номеров у домов здесь нет. Каждый дом имеет свое индивидуальное название ("Вилла такая-то"), которое знает местный почтальон (собственно, он просто знает всех жителей). Дом шикарен. 2 этажа, полы покрыты мрамором. Хозяин извиняется, что не доделал ремонт - три дня шли дожди, в соседнем штате был ураган, что нетипично для  этого времени года. «Global warming». Обычно дожди льют в сезон муссонов, с июля по сентябрь. Причем они так интенсивны, что существует специальный "rain tourism".








Общая жилая площадь дома около 300 кв. м. На первом этаже зал, кабинет хозяина, туалет с душем (на втором этаже есть еще один душ и туалет), две кухни, прихожая или комната для приема гостей (с двумя креслами и двумя диванами, одна из стен выкрашена в красный цвет - цвет коммунизма ;) фото внизу), и несколько спальных комнат, куда я не ходил. Перед домом крытая крышей открытая веранда с диваном и креслами и крытая площадка для автомобиля. Обычно в каждом индийском дома (а также в квартирах!) есть комната или ниша с изображениями богов ("лорд" Кришна, Вишну и т.п.) и лампами. Для дезинфекции пользуются горящими палочками (почему-то пахнут они гораздо лучше тех, что продают у нас). Кроме того, в зале каждого дома есть своеобразная семейная святыня, такая себе "стена славы" - закрытые стеклом полки с грамотами, сувенирами, кубками, подарками, фотографиями родственников и близких.
Полы в доме мраморные. В каждой комнате по вентилятору, отопления же нет. Еще бы, холоднее +16 в Керале никогда не бывает (за исключением гор). Стоимость постройки около $200 000.







Нам выделяют комнату на втором этаже. Собственно второй этаж состоит из двух гостевых комнат, а также небольшого фойе, туалета и душа. Так сказать, гостевой этаж. В комнате 3 окна на 3 стороны. По периметру расположена веранда.  Туалет и душ в моем единоличном пользовании. Возле бачка приспособлено нечто вроде душевого шланга - индусы не пользуются туалетной бумагой, пользуются левой рукой, которая у них считается нечистой. Так как едят они руками, приходится обходиться одной правой. Светает. Где-то поблизости читает ”рэп” местный священник, кричит проснувшаяся живность, шум невыносимый, но после 12 часового перелета все равно. Открываем окна, врубаем вентилятор и спим.

Просыпаюсь потеряв ориентацию во времени и пространстве. Полдень. Вайшак предлагает позавтракать. На столе большая тарелка риса, греви, какой-то соус на молоке, тигровые креветки, мелкая рыба и краб, все запеченное с кари и перцем чили. Четверть по специям от того, что добавляют обычно. Если пища пойдет, буду есть со всеми. Острую морскую пищу заедают рисом и соусом. Вся семья с интересом наблюдает за моим завтраком. Есть можно, но аромат и вкус совершенно непривычны. Ох уж эти керальские пряности, за которыми уплыли и Колумб, и Магеллан, и что в вас такого ценного?! В семье есть миксер, но пряности мелят вручную, каменной скалкой на каменной доске - видите ли, пряности не должны разогреваться. Есть краба одной рукой неудобно, помогаю левой, Вайшак делает то же самое. Рот и губы еще долго печет после еды, пальцы рук не отстают. Вайшак признается, что пока что тоже не может есть "нормальную" пищу.


Коротко о траффике в Индии
keine_nickname
Индия абсолютный чемпион по количеству погибших в ДТП. Каждый день здесь гибнет около 300 человек, каждый год один лагх (лагх - это местная единица измерений составляющая 100.000; есть еще кхром - это 10 млн, они используются только и Юго-Восточной Азии). Глядя на то, как ездят в Керале, я думал, что увижу первую жертву на второй-третий день, но так и не увидел сколько-нибудь серьезной аварии за все время пребывания. За исключением грузовика сорвавшегося в пропасть на серпантине и моторикши перевернувшегося прямо на наших глазах где-то в Кодикодэ (Каликат).
Много дней мы провели на колесах и водитель нам попался отчаянный. Первые два дня на обгонах я инстинктивно дергался от летящих на нас автомобилей, но потом привык. Дело в том, что наш водитель "вывалившись" на встречную полосу, включив фары и воя клаксоном не спешил возвращаться на свою полосу. В обгон же он шел не заботясь о том, найдется ли место чтобы вернуться в "свою" полосу.

Вживую выглядит это примерно так (запись не моя, но я мог бы снять и покруче):



На всех грузовиках и моторикшах сзади по бокам под фарами, а зачастую вместо фар, написаны два слова "sound - horn" (на юге Индии), либо "horn - please" (на севере Индии). Это означает, что водитель обгоняемого транспортного средства будет всячески содействовать тому, кто его обгоняет (ну и при этом сигналит как проклятый), вплоть до полной остановки, чтобы пропустить лихача. Причем правилу неукоснительно следуют. Поэтому, идя в обгон, можно сильно не заботиться о том, найдешь ли место возвращаясь в свою полосу. На крайняк, можно разъехаться втроем или вчетвером на двухполосной дороге.



В Индии практически нет больших автомобилей (больше жигулей или ланоса). Как правило, в ходу местные малолитражки "Тата Индиго", "Тата Индика", либо "Сузуки-Марути Свифт", редко встречаются "WV Polo".
На юге Индии чрезвычайно много мотоциклистов. Они повсюду. Тут вы можете увидеть семью в полном составе на одном мотоцикле. Мать семейства, одетая в развевающееся сари, не может сесть "по-мужски", свесив ноги по разные стороны от мотоцикла, поэтому она сидит боком к направлению движения, обхватив одной рукой мужа, а другой прижимая к себе карапуза или двух. Все это двухколесное хозяйство с непоколебимым спокойствием шныряет между встречными и попутными грузовиками и автобусами, словно Терминатор спасающий Джона Конора.

На севере Индии ситуация другая. Тут гораздо меньше мотоциклистов (зимой на дворе +10, а летом +45) и траффик не такой интенсивный - сказывается бедность населения и не такая большая его плотность как на Юге. Северная Индия поражает другим - способом передвижения людей на крышах и подножках автомобилей.



Зачастую встречаются уникальные транспортные средства. Наподобие целой армии открытых самодельных то ли грузовиков, то ли автобусов, в одном из селений.



Уникальны и методы закрепления груза в большегрузных автомобилях - чем больше, тем лучше.





И на Юге и на Севере полно моторикш, на Севере в городах вы также можете увидеть велорикш и, говорят, пеших рикш тоже. Стоимость моторикши примерно 1 евро/10 км. С иностранцев, естественно, затребуют больше в несколько раз.



Что касается правил движения, то по-моему их не существует. Желательно, правда, придерживаться своей левой полосы. Но, опять, же это кажется необязательным ;) Каждый творит на дороге, что хочет. Пешеходные переходы нарисованы, но НИКТО пешеходов не пропускает. Особенно это удручает на 6-полосной дороге в центре Дели. Тут же моторикша предлагает свои услуги, для переправления на противоположную сторону улицы!!! От услуг отказались и, когда набрались храбрости, таки прорубили себе просеку на противоположную сторону. Главное немного нахальности )))) Ее у меня оказалось больше, чем у местных ;)
На дорогах присутствуют полицейские, но кроме ленивого регулирования (опять же, кажется бессистемного) они ничем не занимаются. Можно нарушать правила прямо у них на глазах.
Многие европейцы, приехав в Кералу, берут в прокате мотороллеры. Мне кажется это плохой идеей, если Вы конечно не из Великобритании. Лично я, каждый раз когда мы шли в обгон, инстинктивно хотел уйти от встречной машины вправо... То же самое происходило, когда я хотел перейти дорогу. По привычке сначала смотрел налево. Когда я сказал об этом своему другу, то получил бесценный совет: в Индии, переходя дорогу, смотри в ОБЕ стороны!

Hairpin
keine_nickname
В течение недели мы трижды (по пути в Вайанард на сафари, а затем по пути в Бангалур) проезжали серпантин на северо-востоке Кералы. По сути, он мало чем отличается от серпантина на ЮБК, однако интенсивнейшее движение на этой дороге делает путешествие по ней увлекательным и экстремальным приключением.



Наилучший вид на дорогу открывается с самого верха, с последней прямой. Она довольно широкая и огорожена бетонными блоками. Место совершенно мистическое. На узкой дороге, зажатой между скалой и обрывом, останавливаются дестяки взобравшихся на верхотуру машин и автобусов, люди высыпают из них и созерцают великолепное зрелище, создавая пробку на и без того загруженной дороге.

В полутора километрах (по вертикали) внизу лежит город. От него посреди леса вьется hairpin (серпантин). Вечером это зрелище просто волшебное. Серпантин и город светятся серебром, окаймленные туманными массивными силуэтами гор. Последняя прямая, похоже, живет и днем и ночью.

Под натужный гул груженных грузовиков тут продаются различные фрукты из больших пластиковых бутылок. Меня уговорили съесть соленый манго. На вкус что-то типа нашего патисона. Рядом жгут мусор и едкий дым раъедает глаза. Тут же на бетонных плитах на краю пропасти ходят макаки. Где люди и еда, там есть и они. Это Индия! Одна из обезъян, совсем как женщина, держит на груди новорожденное существо с лысой головой. Когда кто-то из людей пугает обезъян они без опаски прыгают в пропасть. Заглядываю вниз и вижу, что стена не совсем отвестная, а как бы ступенчатая. Обезъянам сойдет, а вот человеку там не удержаться. Мои компаньоны о чем-то беседуют с другими людьми. Потом сообщают, что сегодня в пропасть сорвался грузовик. Очевидно, он выезжал с плато и не вписался в поворот. Расколов бетонную плиту он кувыркался до следующего витка, метров 200 по прямой. Водитель погиб моментально. Иду фотографировать разбитую плиту. Садимся в машину и спускаемся. По дороге, в кромешной тьме и ослепляющем свете фар встречных автомобилей, свистя тормозами и громыхая задней осью, нас обгоняет междугородний автобус. Не хотел бы я сидеть в нем.

* * *

Сидим, ждем автобуса на Бангалур на станции в Каликате (Кожикоде). Замечаю комаров. Одного из них прихлопнул на себе. Только малярии мне не хватало! Сажусь под вентилятор, нахлобучив на себя теплые вещи.

Меня беспокоит езда на автобусе по серпантину. Мы уже видели как один из них спускался, обгоняя грузовики и легковушки. Тот факт, что за рулем профессионал только увеличивает тревогу. Вайшак только ухмыляется в ответ на мои опасения.

Ночью едем третий раз по этому серпантину. На полдороги автобус вдруг останавливается. Мы не можем разъехаться со встречным грузовиком. Автобус стоит со стороны обрыва. Вайшак сидит слева и смотрит в окно, куда-то вниз, в долину. Справа, в 5 см от окна автобуса, видно рельефный борт грузовика. Кто-то стоит снаружи и периодически что-то кричит. Грузовик начинает движение вниз, слышно как он царапает обшивку автобуса. Немногие все еще спавшие просыпаются от этого шума и пытаются понять что происходит. Встаю и выглядываю в окно: у грузовика тоже нет пространства для маневра, его левый борт царапает скалу. Слава Богу, все обходится, и мы подолжаем путь. «Ит воз рилли риски» - замечает Вайшак. Через 10 минут минуем последний виток, «обзорную площадку» – теперь можно спать спокойно. «Если не встретится слон», - шутит Вайшак.